Поиск



Счетчики









Выкидыш во втором триместре повышает риск плохого исхода следующей беременности

Женщины с самопроизвольным прерыванием беременности во втором триместре, имеют высокий риск самопроизвольных преждевременных родов и повторного выкидыша во втором триместре при последующей беременности, сообщают ученые в декабрьском выпуске «American Journal of Obstetrics & Gynecology». Доктор Михал А. Эловиц (Michal A. Elovitz) и коллеги отмечают, что только несколько исследований сосредоточились исключительно на влиянии самопроизвольного прерывания беременности во втором триместре на исходы последующих беременностей.

В проведенное исследование вошли три группы женщин: 30 пациенток с самопроизвольным прерыванием беременности во втором триместре, 76 женщин со спонтанными преждевременными родами, и 76 женщин с родами в срок. Исследователи определили самопроизвольное прерывание беременности во втором триместре как ту, при которой плод «был жив во время разрыва плодного пузыря, родов, открытия шейки матки», на сроке беременности от 14 недель 0 дней до 23 недель 6 дней. Женщины с внутриматочной смертью плода, и пациенток с вторичными преждевременными родами были исключены из исследования.

«Частота прерывания во втором триместре при последующей беременности соответственно составила 27 %, 3 %, и 1 % в группах женщин с прервавшейся беременностью во втором триместре, самопроизвольными преждевременными родами, и родами в срок», сообщают доктор Эловиц и коллеги. Соответствующие частоты самопроизвольных преждевременных родов составили 33 %, 39,5 % и 9 %. «Наибольшее беспокойство», - отмечают ученые, вызывает «то, что у женщин с предшествующим прерыванием беременности во втором триместре сохраняется высокая вероятность преждевременных родов на очень ранних сроках». В этой группе частота самопроизвольных преждевременных родов на сроке до 28 недель составляла 10 %, против 1,3 % в других двух группах.

Авторы предполагают, что биологический механизм, ответственный за прерывание беременности во втором триместре, может быть подобен механизму, отвечающему за самопроизвольные преждевременные роды, и, возможно, связан с созреванием шейки матки как первопричиной. Если это так, то у женщин с прервавшейся во втором триместре беременностью, возможно проведение терапии, уменьшающей риск преждевременных родов в последующем, например 17-гидроксипрогестероном, а не цервикального серкляжа.